Александр Васнев, 1 сентября 2017

Приглашать на свою орбиту мировых звезд – дело для Wargaming привычное. То Стивена Сигала назначат капитанить в World of Warships, то Дольфа Лундгрена выберут послом шведской ветки танков, то центрового NBA Тимофея Мозгова зазовут на финал лиги по World of Tanks. Поэтому новость о том, что белорусы вместе с группой Sabaton сняли клип на песню Primo Victoria, мы восприняли без особого удивления. Союз этот напрашивался, и если уж появилась возможность его заключить, упустить этот шанс «варгейминги» не могли. Как не могли и мы упустить случай пообщаться сразу после премьеры клипа с солистом Sabaton Йоакимом Броденом и гитаристом Томми Йохансоном.

Йоаким Броден (справа) и Томми Йохансон

Навигатор игрового мира: Какие игры больше всего любит группа Sabaton?

Томми Йохансон: Goat Simulator! (Смеется.) World of Tanks, конечно.

Йоаким Броден: Мы все игроки со стажем, я начинал еще на Commodore 64. Потом была Amiga, и с тех пор я ни одной платформы не пропустил. Правда, со свободным временем сейчас напряженка, но тут выручает смартфон. На нем, например, я играю в World of Tanks Blitz. Вообще, на «танки» я подсел несколько лет назад. Играл на ПК и на PS4. Потом забыл пароль к аккаунту, но вот пару месяцев назад вернулся. Мне очень нравится, хотя результатами пока похвастать не могу.

НИМ: Какие нация и танк ваши любимые?

Й.Б.: Мне всегда нравились танки Второй мировой. То есть речь идет не о нации, а о временном периоде, в ходе которого танки сильно изменились. Если взять танк времен Первой мировой, то у него нет почти ничего общего с современными боевыми машинами. Но потребовалось всего несколько лет войны, что этот разрыв был во многом преодолен.

НИМ: После выхода клипа на песню Primo Victoria в игре появился танк из этого видео – Strv 81 Primo Victoria, вы уже опробовали его в бою?

Й.Б.: Еще нет. Мне подарили карточку с кодом для этого танка, но я ее еще не активировал. Но вот наш бас-гитарист попробовал.

Т.Й.: Да, я даже видел, как он играл. Было круто!

Strv 81 Primo Victoria

НИМ: Вы ведь стали виртуальным экипажем этого танка...

Й.Б.: Да, в игре используются наши изображения, плюс я еще записал озвучку на шведском и английском языках. У меня роль командира танка.

Т.Й.: А я заряжающий.

НИМ: Во время съемок клипа вам пришлось поездить на настоящем танке. Как впечатления?

Й.Б.: Даже просто залезть в танк и обо что-нибудь не стукнутся – очень непросто. После съемок я еще больше стал уважать танкистов, особенно тех, кто управляли старыми машинами. Там очень мало места, а ведь должны уместиться и командир, и стрелок, и заряжающий, и механик-водитель. Даже во время съемок, когда внутри были только я и оператор, это было очень непросто.

Т.Й.: Все так. Когда снимали мою часть, я попросил даже люк открыть, потому что у меня клаустрофобия началась.

НИМ: Как проходили съемки?

Й.Б.: Один день мы провели в шведском танковом музее. Потом отправились в Минск. И там съемки длились два дня. Причем были и ночные.

Т.Й.: Начались в 17:00 примерно, а закончились в 8 утра, после чего мы поехали в аэропорт.

НИМ: Как вы определили, кто в вашей группе будет командиром, а кто механиком-водителем?

Т.Й.: Ну, поскольку у меня нет водительских прав, то я водителем быть точно не мог.

Й.Б.: Тут все зависело от режиссера клипа. Для вокалиста проще быть командиром, так удобнее снимать, как я пою.

Т.Й.: Нам говорили, что нужно делать. Вот мне досталась роль члена экипажа, у которого меньше всего места в танке.

Й.Б.: Самый большой парень – все логично.

Т.Й.: Но было круто.

НИМ: Почему вы решили снять клип на песню Primo Victoria, а не на Panzerkampf, которая посвящена битве под Прохоровкой?

Й.Б.: Мы много чего хотели бы сделать, но тут решение принималось совместно. У Primo Victoria очень мощный посыл, и это одна из наших самых популярных песен, так что выбор был логичным. Хотя для World of Tanks, может быть, более очевидным вариантом были бы Panzerkampf или Ghost Division. Но и Primo Victoria хороша. Я исполнял ее на концертах более тысячи раз, и она мне по-прежнему нравится.

НИМ: Есть битва, про которую вы бы хотели написать песню, но пока не смогли это сделать?

Т.Й.: Есть одна...

Й.Б.: Узнаю этот блеск в глазах...

Т.Й.: Она из «Звездных войн».

Й.Б.: Если серьезно, то мы уже записали восемь альбомов, посвященных военной истории. Вроде бы много, но по факту только прошлись по верхам. Мне бы вот хотелось сделать что-нибудь о Наполеоне и Александре Великом. Но не одну песню, а целый альбом. А вообще одна из моих любимых битв – сражение под Прохоровкой. Самое большое танковое сражение в истории.

НИМ: Как вы выбираете темы для песен?

Й.Б.: У каждой нации есть своя история. Например, мы читаем про шведскую историю, о которой мало кто знает в той же Бразилии. Но у Бразилии есть своя история. У России есть своя история. Невозможно знать обо всем. Но что здорово, наши поклонники шлют нам письма по электронной почте, дарят книги, и так мы узнаем о тех исторических событиях, о которых понятия не имели. Темы для примерно половины песен с наших альбомов были подсказаны фанатами.

Т.Й.: Люди подходят после концертов, и спрашивают, почему бы вам не спеть об этом? Мы переспрашиваем: «О чем?»

Й.Б.: Да, многие порой забывают, что мы музыканты, а не историки. Нам нравится история, но в ней мы любители.

НИМ: Ваш последний альбом The Last Stand вышел летом прошлого года. Когда ждать новостей о новом альбоме?

Й.Б.: Мы уже начали над ним работать. До этого целый год гастролировали, а сейчас вот настал период, когда мы пишем новые песни и играем в World of Tanks.

НИМ: Намекнете, о чем они будут?

Й.Б.: О мировой войне. Но если честно, мы не можем рассказывать, поскольку сами еще не решили. Если сейчас что-то пообещаем, а потом передумаем, люди расстроятся. Точно все будет известно не раньше, чем через полгода.