Илья Поляков, 21 октября 2017

Жизнь огорчительно конечна. Человек внезапно смертен. Бренен гоблин, эльф и гном. Прочая фэнтезийная шушера. Шебутные годы проносятся мимо, обдавая обильными, иногда кровавыми, брызгами. Раз, два, вышел весь. Можно попробовать еще раз?

Рыцарь-гоблин к шику не привык, потому вместо щита пользует неубедительную деревянную крышку

Почему нет? В Archmage Rises, ролевом хождении по хрустящим мукам от Defiance Game Studio, единовластвует настырный permadeath, не предполагающий второго шанса в лице милого ангела Лоадгейма. Но вот начать заново никто не запретит.

А как начнешь да как продолжишь – целиком и полностью в твоей личной компетенции, ненаглядный читатель. Потенциально аудиторию поджидает уютный RPG-шедевр, в котором процедурно генерируемая реальность всякий раз позволит просуществовать разнообразным способом. Но с лакированным гробом в финале. Урной. Топкой трясиной. Высушенным скелетом в логове вервольфа. Увесистой кучей полупереваренного... Словом, неизбежного не избежать. Даром что подчиненный – юный маг, который под нашим бдительным руководством способен достигнуть вершин чародейского мастерства. Могущий выбирать, следовать ли путем совести и благодушия или же, послав паровоз, груженный нравственными устоями под откос, встать на темную дорожку. Убивать непокорных, предавать селения огню и обжираться на ночь. Увы, даже тогда занавес все равно опустится.

Глобальная карта со своей основной задачей – глобальностью – справляться собирается исключительно умело

Мир просторен, зарос лесами, вздыбился горными кручами, разлился реками. И усыпан городами, деревнями, глубокими пещерами, древними руинами и прочим приключенческим балаганом. NPC, изобильно обживающие вышеуказанное, не неряшливо нарисованные пустышки, но личности с биографией, характером и уже ставшей привычной тленностью. Уязвил косой взгляд трактирщика? Корчмарь отлично горит. Впрочем, затем приходится активно отступать из общепита, оставив скоропостижную вдову убиваться над еще дымящимся обугленным мясом. На хвосте – стража, но невидимость скроет до поры душегуба от зорких очей фемиды. А вот от нанятых скорбящими родственниками ищеек-ландскнехтов – отнюдь. Таково последствие выбора. Бесчисленное множество последствий бесчисленного множества выборов. Осознайте, я подожду.

Присягнуть на верность благородному дому? Возвести волшебную башню и поселиться на ее верху, чихвостя кочующих мимо бродячих рыцарей? Заняться торговлей, промышлять цареубийствами, взять в ученики страждущих? Вызнать секреты пяти школ колдовства? Жениться (ну или выйти замуж), развестись, сразить дракона на девятом месяце беременности, родить наследника? Оставить о себе Память. Монолит, вытесанный из вечности, не подверженный никакой коррозии. Истинное бессмертие, не правда ли?