Александр Васнев, 1 ноября 2016

Этот год для команды Albux Nox Luna по League of Legends уже точно станет особенным. В мае – смена названия: до этого коллектив выступал под позывными Hard Random. Затем победа в финале Континентальной лиги – крупнейшем отечественном соревновании по «Лиге легенд». После – поездка в Бразилию на отборочный этап чемпионата мира. Четвертое место в группе и необходимость биться за путевку с фаворитом – Lyon Gaming. ANX снова побеждает и отправляется на главный турнир года. Там ее заранее заносят в аутсайдеры, но вопреки всем прогнозам нашим удается не только одержать ряд сенсационных побед, но и выйти из группы. Лучший результат для команд из СНГ за последние четыре года – почти что вечности по меркам киберспорта.

История, похожая на сказку. Как она писалась, нам рассказал Кирилл Малофеев, в мире League of Legends более известный под ником Likkrit – один из ключевых игроков ANX. И пожалуй, самый из них популярный благодаря очень яркой манере давать интервью. К которым он сам относится, прямо скажем, критически.

Кирилл Likkrit Малофеев

«Эта шумиха, конечно, мешает и отвлекает, – поясняет Кирилл. – Но тут не все от меня зависит. Я единственный москвич в команде, поэтому на все публичные мероприятия, которые устраивает Riot Games, зовут меня. Это понятно, ведь если мне на дорогу нужно часа два или даже меньше, то тому же «Стажеру» (еще один игрок ANX, Александр Глазков, живущий в настоящее время в Запорожье – прим. ред.) ­– 10 часов. Есть и другая причина, почему мне не по душе интервью. Это самый быстрый и эффективный способ зазвездиться. И иммунитет тут выработать невозможно. Хотя в то же время мне очень нравятся выступления на сцене после матчей, но не потому что можно как-то особо себя показать, – нет, тут появляется шанс напрямую пообщаться с огромным количеством людей, почувствовать их реакцию».

Навигатор игрового мира: Если сравнить московский финал Континентальной лиги этого года и прошедший в США чемпионат мира, в чем нам нужно еще доработать?

Кирилл Малофеев: Континентальной лиге нужно больше офлайновых турниров. Не только финалы проводить в офлайне, но и другие этапы, чтобы игроки встречались не 4 дня в году, а 120. Еще хотелось бы, чтобы для турниров выделялись отдельные сервера. Это позволило бы уменьшить пинг с 60 до 0. Очень важный момент – думаю, что через год-полтора у нас к этому придут. Вообще мне кажется, что с точки зрения популярности League of Legends в СНГ находится в начале пути: ей еще только предстоит перестать быть младшим собратом Dota 2 и превратиться в по-настоящему ведущую дисциплину.

Все этапы чемпионата мира по League of Legends проводились в разных городах. Например, групповые игры – в Сан-Франциско, а четвертьфиналы – в Чикаго

НИМ: Почему Dota 2 так популярна в России?

К.М.:. Наверное, тут во многом сыграла роль любовь игроков к первой части. Они сами пошли во вторую, потом друзей позвали. С «контрой», думаю, была та же история.

НИМ: Сам в Dota 2 пробовал играть?

К.М.: Пробовал, причем еще до прихода в League of Legends. Когда началась закрытая бета по инвайтам, я был в первых рядах тех, кто туда ломанулся. И меня она разочаровала. Мне жутко не понравился интерфейс, устройство магазина и много чего еще. После того знакомства Dota 2 для меня умерла.

Фанаты бывают и такими

НИМ: Не обидно, что команды по Dota 2 за победу на турнирах получают гораздо больше призовых?

К.М.: Конечно, хочется, чтобы денег было побольше, но я понимаю, что это может нарушить игровую экосистему. Все-таки Riot создает спортивную дисциплину, а когда во главу угла ставятся деньги – это не совсем правильно. Да, в этом году на чемпионате мира подняли призовые, введя систему краудфандинга, как в Dota 2, но не могу сказать, что мне эта идея так уж нравится. Все-таки зритель платит и за билеты, за мерч, а тут еще и это добавляется.

НИМ: В финале Континентальной лиги вы победили Vega Squadron со счетом 3:2, причем уступали по ходу встречи 0:2. Как удалось вытащить матч?

К.М.: Мы из тех команд, которые могут проводить работу над ошибками прямо по ходу игры. После первых раундов проанализировали, в чем сила соперника, в чем наша слабость. Поняли, что мы в принципе на голову сильнее. Собрались, вышли и с разгромным счетом взяли 3 раунда.

НИМ: В интервью ты нередко проходишься по своим соперникам, как в случае с Edward’ом (игроком Vega Squadron на финале Континентальной лиги). Пытаешься вывести их из равновесия, или это идет, что называется, от души?

К.М.: Я вообще не люблю людей флеймить, но при съемках сюжетов нас часто просят «добавить накала». Что же касается Edward’а, то мне очень не понравилось, как он высказался обо мне в одном из интервью. Словом, с ним был случай особый.

НИМ: После победы на Континентальной лиге ANX отправилась на отборочный турнир в Бразилию. Чем запомнилась эта поездка?

К.М.: Прежде всего тем, как там болеют. Это что-то необыкновенное, что можно сравнить разве что с атмосферой футбольного матча уровня «Спартак» - ЦСКА. Поверьте, я знаю, о чем говорю. Ну и конечно, тем, что там оказалось очень прохладно. Во всяком случая, я ожидал совсем другого.

НИМ: Если продолжить футбольную тему, то можно сравнить ANX со сборной Исландии? Ее ведь тоже все считали аутсайдерами на чемпионате Европы этого года, а она смогла пройти до четвертьфинала.

К.М.: Наверное, да, хотя мне бы больше хотелось быть сборной Греции образца 2004 года, которая была в схожих условиях, но сумела тот чемпионат Европы выиграть.

На чемпионате Европы 2004 году сборная России стала единственной командой, которая смогла одолеть будущих чемпионов – греков. Наши, правда, из группы выйти так и не смогли

НИМ: После отборочных вы отправились на чемпионат мира, где вас сразу списали со счетов. Как менялось отношение к ANX по ходу турнира?

К.М.: Поначалу все и самом деле думали, что мы сыграем 0:6 (то есть проиграют все 6 матчей – прим. ред.) и поедем домой. Но к концу группового этапа нас уже там обожали. Да и наше отношение к самим себе тоже стало другим: мы поняли, что можем на равных играть с сильнейшими командами мира.

НИМ: Ты говорил, что в подготовке к проигранному четвертьфиналу на чемпионате мира ANX столкнулась с рядом неразрешимых проблем. Если бы можно было вернуться в прошлое, вы бы что-то поменяли?

К.М.: Конечно, поменяли бы. Я даже больше скажу, если бы случилось чудо, и мы перед четвертьфиналом смогли бы посмотреть полуфинальный матч, пусть даже и не с участием нашего соперника H2K, то с большой вероятностью выиграли бы и прошли дальше. А если говорить о том, что нам помешало, так это отсутствие спаррингов. У нас просто не было подходящих партнеров.

Представление команд-участниц перед началом чемпионата мира. ANX – вторая слева в первом ряду

НИМ: Правда, что эта проблема была и актуальна раньше, даже на этапе подготовки к матчам Континентальной лиги?

К.М.: Да, но тогда мы допустили ошибку: находясь не в лучшей форме, стали играть с зарубежными командами, которые были явно сильнее нас. Разумеется, результат был не в нашу пользу, и потом они просто не захотели тратить на нас время.

НИМ: То есть тут дело именно в вашем просчете, а не в пресловутом пренебрежении к командам из СНГ, которых никто не считает за серьезных соперников?

К.М.: Ну, нашей вины – процентов 20. Пренебрежение и в самом деле есть, но оно оправданно. Что хорошего в командах из СНГ? Они давно никуда не пробивались, ничего не выигрывали. Так что я подобное отношению понимаю и разделяю.

Состав четвертьфинальных пар. ANX выпало сыграть с британской H2K. К сожалению, в этом матче нашим будет победить не суждено

НИМ: Чемпионами мира снова уже в четвертый раз подряд стали корейцы. Что позволяет им быть на голову сильнее всех остальных, и чего не хватает нашим командам?

К.М.: У наших команд есть проблемы с инфраструктурой, у корейцев их нет. Ну, и что еще важнее, – недостаток талантливых игроков, их просто не хватает даже на Континентальную лигу. У корейцев с этим тоже все в порядке. Более того, их большой плюс – умение прогрессировать в команде, что редко удается, например, европейцам: они приходят в команду на каком-то уровне и на примерно таком же ее покидают. Это ключевой момент, потому что как бы ты ни был хорош в соло, очень быстро достигнешь какого-то потолка, а дальше сможешь расти только как командный игрок.

«В Word of Warcraft – только Альянс»

НИМ: Какой матч на данный момент можно назвать самым важным в твоей жизни?

К.М.: Пожалуй, второй, победный матч с ROX Tigers на чемпионате (одна из лучших корейских команд – прим. ред.). Тут сошлись два фактора: и сила соперника, и тот уровень игры, который мы показали.

НИМ: Менеджер ANX Алексей Холин как-то сказал про себя: «Многим не нравится мой подход. Так что, когда игроки уходят, они могут ненавидеть меня за многие вещи. Но, когда они со мной, они выигрывают». Если ты вдруг покинешь ANX, у тебя будет повод его ненавидеть?

К.М.: Нет, конечно. Он – специфический человек, к нему надо найти подход. Но когда ты понимаешь, что он тебя гоняет не потому, что ему этого хочется, а потому что так надо, потому что это приносит результат, то все проблемы решаются.

НИМ: В начале июня государство официально признало киберспорт. С тех пор, по твоему ощущению, что-то изменилось?

К.М.: Нет, но я оптимист и понимаю, что на это нужно время. Пока если что-то и поменялось, то отношение к киберспорту у людей, с ним не связанных. Позитивные сдвиги в нашей дисциплине есть, но это целиком и полностью заслуга российского подразделения Riot.

Вообще, хорошо бы, чтобы сначала были решены все проблемы, а потом уже последовало признание. А не как сейчас, сначала признали, а потом надо болото разгребать. Недавно на «Матч-ТВ» была передача на тему киберспорта. Человек, который его отстаивал почти ничего не смог противопоставить своему оппоненту.

НИМ: До прихода в League of Legends, ты играл в World of Warcraft. Альянс или Орда?

К.М.: Только Альянс. Я играю с «классика», и у меня не было ни одного персонажа Орды старше 20 уровня.

НИМ: Чем он так тебя приглянулся?

К.М.: Мне в фэнтези всегда нравились эльфы, это моя любимая раса. Поэтому первым в World of Warcraft я стал качать ночного эльфа. А потом так проникся эстетикой Альянса, что ордынскую уже не мог воспринимать.

НИМ: Правда, что ты умеешь стрелять из четырех видов оружия?

К.М.: Да. Пистолет, винтовка, снайперская винтовка. И еще лук. Из лука сейчас вряд ли простреляюсь, но с остальным вполне справлюсь. Это мое увлечение, причем семейное. У меня папа стрельбой увлекается.

НИМ: На охоту ходишь?

К.М.: Всякого рода туризм, охота или рыбалка – это не мое. Мне нравится практическая стрельба из боевого оружия.

НИМ: Готовишься к встрече с фанатами Dota 2?

К.М.: Нет, конечно. (Смеется). До таких ситуаций дело точно не дойдет.