Антон Бондаренко, 19 ноября 2015

У Ubisoft есть традиция: каждый год она мучается вопросом, на кого рассчитана очередная часть Assassin’s Creed – на тех, кто с серией знаком, или на новичков? И каждый год она не может дать на него однозначный ответ, поэтому с одной стороны продолжает вполсилы толкать глобальное повествование, а с другой – создает с нуля очередного героя, которому волей случая предстоит вступить в Братство ассасинов и пройти весь путь от послушника до мастера.

Каждый год, но не на сей раз: Syndicate явно создавали в первую очередь для поклонников сериала. Поэтому, хотя герои – опять молодые новички, им не грозят нудные получасовые лекции об основах геймплея и истории тайной войны между тамплиерами и ассасинами. Даже на представление главных действующих лиц игра не тратит времени, ведь целевая аудитория и так в курсе, что играем мы за Джейкоба и Иви Фрай, что они близнецы, что у них есть своя банда и что они освободят Лондон образца 1868 года, перерезав глотки всем плохим парням. А если вдруг кому-то интересно, кто из них появился на свет первым и чем они занимались в детстве, – всегда можно заглянуть во встроенную энциклопедию.

– Доцент, нет там никакого сена! Разобьюсь я!

То, что пролог длится от силы пять минут – не единственное следствие принятого Ubisoft решения. Например, как были устроены миссии в прошлых частях Assassin’s Creed? Игра выдает задание, подсказывает метод его выполнения, а потом строго следит, чтобы пользователь себя вел в соответствии с планом, и если что – откатывает его к ближайшему чекпоинту. Так вот, как выясняется, это тоже было формой заботы об игроке, поэтому в Syndicate ничего подобного нет: получил задание – и крутись, как умеешь. Моменты, когда можно завалить миссию не только умерев, но и попавшись кому-нибудь на глаза, нашумев или пропустив важный диалог – они еще встречаются, но теперь это однозначно исключения, а не правило. Местами свобода игрока и вовсе доходит до абсурда: например, Джейкоб с диким шумом вырезает двадцать полисменов, охраняющих карету премьер-министра, заваливается внутрь – и тут проигрывается тот же диалог, что при незаметном прохождении, а стражи порядка между делом оживают.


Коснулись ревизии и принципов, по которым строится виртуальный мир. По сути, Assassin’s Creed’ы никогда не были настоящими сэндбоксами, в которых можно залипнуть на сотни часов: когда все кварталы освобождены от гнета тамплиеров, сокровища найдены, а мелочевка – собрана, в них было совершенно нечем заняться. Ubisoft уже давно пытается изменить эту ситуацию – то в Black Flag позволит вволю попиратствовать, то предложит спасать парижан от процедурно сгенерированных несчастий в Unity; и Syndicate делает очередной шаг в этом направлении. Не сказать, чтобы игра взяла и превратилась в новый GTA или Skyrim, но даже в полностью «зачищенном» городе доступны гонки на кэбах, кулачные бои, защита союзных повозок и угон чужих, ограбление поездов и кража сплавляемой по Темзе контрабанды – вполне приличный набор развлечений для закончившего сюжетную кампанию ассасина.

Убийство моих подданных я вам прощу, но почему вы не вытерли ноги перед входом во дворец?

Восковой музей Ubisoft

Сюжет, кстати, заслуживает отдельного упоминания. Со времен Assassin’s Creed 3 разработчики с маниакальным упорством старались запихнуть в сценарий каждой игры как можно больше важных исторических событий и заметных персон; поэтому любой ассасин был на короткой ноге с королем, парой-тройкой лордов и бессчетным количеством деятелей науки и искусств.


На первый взгляд тем же страдает и Syndicate: Александр Белл снабжает героев электробомбами и алпинистскими крюками,  Чарльз Дарвин, несмотря на преклонный возраст, лихо шпионит за тамплиерами, а Карла Маркса придется защищать от полиции и бандитов. Да и с королевой Викторией, что уж там, доведется познакомиться лично. Но вот подход – подход к этим персонам отличается радикально. В отличие от AC последних лет, ни одна именитая личность не присутствует только для того, чтобы игрок ахнул «Да это же сам Чарльз Диккенс!», а сюжет не сильно проиграл бы, замени их на полностью вымышленных персонажей. Тем более что в центре внимания Syndicate – не посещение исторически значимых событий, а охота за головами тамплиеров. Прямо как в первых, наиболее обласканных публикой Assassin’s Creed’ах.

Мистер и мисс Фрай

Правда, нынешние главные герои ни на Альтаира, ни тем более на Эцио не тянут. На подвиги Джейкоб с Иви отправляются с формулировкой «А давай освободим Лондон от тамплиеров!», и к концу игры близнецы ни капли не изменятся: брат все так же будет безрассудным сорвиголовой, а его сестра останется доброй и рассудительной, даже когда на ее счету будет несколько сотен тамплиеров. Непонятно, зачем главных героев вообще двое, ведь на игровой процесс разница в характере никак не влияет – при желании можно заставить Джейкоба действовать исключительно бесшумно, а Иви отправить на кулачные бои или гонки без правил.

Функционально близнецы почти идентичны – им доступны одни и те же приемы, они используют одно и то же оружие, они не отличаются по силе и выносливости. Единственная ощутимая разница между братом и сестрой – в прокачке: у Джейкоба есть три уникальных перка, дающих бонусы в честной схватке, у Иви – три стелсовых. Но поскольку доступны они становятся в самом конце и, по сути, являются усиленными версиями перков общедоступных, можно спокойно говорить о том, что в Syndicate царит полное гендерное равенство. Тем более что очки опыта у близнецов совместные – кто бы ни убивал тамплиеров, выполнял побочные задания и собирал коллекционные барахло, очередной левелап они получат одновременно.


По тому, как игру представляли на выставках, можно было предположить, что близнецы по-разному будут проходить миссии – скажем, Джейкоб сразу рванет на предполагаемый склад тамплиеров, а Иви вначале будет искать информаторов и наводить справки. Но это, видимо, оказалось для разработчиков слишком масштабной задачей, так что выбор, за кого выполнять задание, не стоит – кто прописан в сценарии, тот и пойдет на дело.

Не мешать и не взбалтывать

Остальные новинки тоже оставляют ощущение концепций интересных, но недоработанных. Скажем, освобождение Лондона сводится к тому, что нужно выполнить сотню второстепенных миссий четырех типов: убить тамплиера, похитить тамплиера, вырезать банду или освободить детей, вкалывающих за гроши на фабрике (для чего тоже придется вырезать банду, но уже в индустриальных декорациях). Или вот создание собственной шайки, о котором так долго говорила Ubisoft: можно было ожидать, что игроку придется подбирать кадры, прокачивать и воспитывать их, назначать ответственного за каждый район, решать какие-нибудь сопутствующие экономические вопросы (тем более что все это уже было в той или иной форме в AC: Brotherhood и Revelations). Ан нет – все ограничивается тем, что в «освобожденных» районах Лондона наряду с враждебной шпаной начинает спавниться союзная, которую можно ставить под ружье и использовать в качестве пушечного мяса.

Клонированные рабочие и о пощаде молят синхронно

Даже лебедка, позволяющая забраться на любую крышу одним нажатием кнопки, оказалась пресловутой палкой о двух концах. Да, после семи лет с ассасинами процесс стенолазанья уже не производит должного впечатления и давно превратился в нудную обязанность, так что право им не заниматься – оно, в принципе, не лишнее. Но в Syndicate лебедка смотрится уж совсем откровенным читом: близнецы взмывают на крышу с такой скоростью, что враги их не то что подстрелить – даже заметить иногда не успевают.

В общем, Ubisoft понимает, что франшиза изрядно устарела, и готова на самые радикальные реформы, так что через пару-тройку лет, быть может, отомрут и смотровые вышки, и стога сена и прочие атавизмы, оставшиеся со времен первой части. Но пока они живы, а новый облик серии не оформился, поэтому новый Assassin’s Creed по-прежнему относится к категории игр, которые не жалко пройти один раз, но куда совершенно незачем возвращаться.

Вердикт
  • Игровой интерес 8
  • Графика 7
  • Звук и музыка 7
  • Оригинальность 8
  • Ценность для жанра 8
Оценка редакции
7.7
Оценка пользователей
10

Зарегистрируйтесь и поставьте свою оценку!