Рецензия: Hitman 3

Алексей Иванов, 19 января 2021

Кажется, игра про киллера, невозмутимо душащего жертв удавкой и смотрящего на мир сквозь прицел снайперской винтовки, могла выйти только на рубеже девяностых и нулевых. Когда разработчики и сами игроки были смелее. Однако хладнокровный агент 47 настолько всем полюбился, что вот уже больше 20 лет выполняет контракты по всему миру, а еще заводит друзей, мстит недругам и копается в собственном прошлом. И после релиза Hitman 3 вроде должен уйти на покой – хотя бы до следующего перезапуска.

Превью: Tormentor

Екатерина Адамова, 11 января 2021

У поляков из студии Madmind свой взгляд на ужасы и далеко не всем он может понравиться, ибо пошли они по пути создания треш-хорроров. В целом есть у них неплохие идеи, но вот реализация хромает на обе ноги. Взять, к примеру, Agony, в которой было полно насилия, разврата и все, что присуще поджанру, но игру сгубили унылый геймплей и плохая оптимизация. На очереди релиз еще двух проектов: Paranoid и Tormentor

Превью: Hitman 3

Алексей Иванов, 23 июля 2020

К кому только ни приходил лысый молчаливый убийца за 20 лет службы: к китайским мафиози и итальянским политикам, к латиноамериканским наркобаронам и злым русским военным. В начале 2021 года свет увидит заключительная часть трилогии World of AssassinationHitman 3. Причем ее девиз, «Смерть ждет», как бы намекает на возможное завершение карьеры Агента 47. Хотя кого IO Interactive пытаются провести? Перезапуски и ремейки еще никто не отменял!

Рецензия: A Plague Tale - Innocence

Сергей Косин, 22 мая 2019

Когда игры ныряют в историю многострадального человечества, чтобы подобрать декорации для будущего сюжета, оригинальничать не принято. Пара последних мировых войн, вьетнамская заварушка, что-нибудь про древних греков да немного крестовых походов – и все на этом.

А меж тем, бывали на нашем тесном голубом шарике и другие интересные времена. Вот прям почти целый четырнадцатый век, например – период в европейской истории крайне занятный. С одной стороны, позднее средневековье, с несомненными благами какой-никакой цивилизации, вроде повсеместной раздачи свободы крестьянам, преодоления феодальной раздробленности и образования централизованных государств. С другой, кровавые разборки как между этими самыми «централизованными и цивилизованными» (достаточно вспомнить Столетнюю войну), так и внутри каждого из них (крестьянские войны). Перцу добавляла и веселуха более-менее рандомного характера, вроде Великого голода и, конечно же, Черной Смерти – эпидемии бубонной чумы, зрелищно помножившей на ноль примерно треть всех европейцев.